От нациста до спекулянта: судьба псевдо-политолога

30

Нояб -0001

От нациста до спекулянта: судьба псевдо-политолога

В Статьи

Нагло манипулировать людьми и толкать страну к раздору: на чем зарабатывают миллионы долларов «эксперты» и как они их прячут

На днях много шума наделал законопроект, предлагающий ввести цензуру в украинские СМИ и контролировать издания на предмет достоверности подаваемой ими информации.

При всей абсурдности такого явно не демократичного документа приходится признать: его появление было спровоцировано самими СМИ и теми, кто их использует в своих целях. Точнее— диким засильем фейков и манипулятивных материалов в отечественных медиа.

Таким количеством откровенной скрытой «джинсы» и «черного пиара» не может «похвастаться» ни одно иностранное издание или канал. И это при том, что само по себе новое явление так называемой «постправды» (целенаправленной подачи информации, которая представляет собой микс из достоверных данных и лжи или провокаций) было установлено как раз иностранными журналистами. В эпоху постправды большинство СМИ за рубежом ушли от принципа объективизма.

Сейчас исследователи рынка украинских медиа озвучивают шокирующие данные: из каждых 10 публикуемых материалов заказными могут оказаться от 2 до 9. Причем, распознать манипулятивный материал чаще всего непросто – он выполнен по всем законам жанра, с объективной картинкой. А нужная заказчику информация вшивается в реплики таких себе лидеров общественного мнения или псевдо-политологов (политтехнологов), которые камуфлируются под объективных же наблюдателей, находящихся «над схваткой».

Сразу оговоримся: разумеется, здесь мы не рассматриваем настоящих профессиональных экспертов, которые больше всего на свете дорожат своей репутацией, так как она для них и есть рабочий инструмент. Но, увы, надо признать: их доля на рынке подобных услуг – невелика.

Ни для кого не секрет, что этот рынок в нашей стране достаточно узкий и отличается крайней нестабильностью: каждый псевдо-политолог, уже успевший найти пару-тройку клиентов и «легализовать» себя выступлениями в СМИ, живет от выборов до выборов. У политтехнологов – ситуация схожая. Исключение составляют лишь те, чьи везучие подопечные смогли оседлать свою политическую карьеру и занять посты в действующей политтусовке. Такие консультанты переходят на постоянную зарплату на период каденции своего клиента, а некоторые – особо фартовые – используют даже свою работу как профессиональный лифт и закрепляются в этой самой тусовке уже как политики.

Поговорка: «куй железо, пока горячо» - у представителей этой профессии давно превратилась в творческий лозунг. Получив в качестве клиента очередную политсилу или политического игрока (неважно, какого качества и направленности), они начинают «жечь напалмом». Отсюда – непомерные расценки на услуги (как знать, когда в следующий раз доведется еще сорвать куш?!) и в качестве отработки – оголтелая неприкрытая агитационная кампания в поддержку клиента и такая же остервенелая – в адрес его оппонентов.

Чем умнее и изощреннее политтехнолог или политолог, тем ловче он «прячет» нужные тезисы в своих комментариях.

Простой смертный слушатель или читатель далеко не сразу вычислит «джинсу».

За подобное оболованивание проворные «бойцы идеологического фронта» зарабатывают баснословные деньги. Для сравнения: сезонного (за одну кампанию) предвыборного гонорара одного такого горе-эксперта вполне хватило бы, чтобы в течение 1-2 лет (!) каждый месяц платить зарплату в 20 тыс. грн десятерым учителям или врачам.

Круто, не так ли?

«Мы не афишируем, на кого работаем… Отмечу, что услуги наши недешевые – это десятки тысяч долларов США в месяц. Но нам их платят, поскольку результат деятельности этого заслуживает»,-- разоткровенничался как-то политконсультант Виталий Бала, много лет возглавляющий, кстати, некую общественную неприбыльную организацию «Агентство моделирования ситуации».

Особый цинизм заключается в том, что названная организация – если на нее посмотреть в реестрах – по КВЭД маркируется под шифром 94.99. То есть – относится к классу общественных организаций, деятельность которых не связана непосредственно «с политическими партиями, которые влияют на общественную мысль путем просвещения, политического влияния, сбора средств и пр…». Ну и что же, что она вот уже почти 20 лет мелькает в титрах сюжетов и материалах с участием политтехнолога и его подчиненных?

Интересно: данное «Агентство» – настолько же «неприбыльная организация», как и «не связанная с политическими партиями»?

А иначе – как же (или куда же) тогда его директор и Ко получали и получают расчеты за свои услуги (в размере десятков тысяч долларов в месяц, как он сам признавался)? Или это совсем никому не интересно?

Один из двоих подчиненных г-на директора «Агентства моделирования…» и станет, пожалуй, героем нашего нынешнего рассказа.

Знакомьтесь – Алексей Голобуцкий. Вице-президент (или замдиректора) «Агентства модерирования ситуаций». Как он сам себя называет: украинский политолог, политтехнолог и …независимый эксперт. Вы не ослышались – именно так. Независимый.

Что же на самом деле?

Взглянем для понимания на «боевую» биографию «героя», которая есть на его персональной страничке в ФБ

Итак, на заре карьеры, еще в 90-х, юный Голобуцкий, придерживался – надо полагать – националистической (если не сказать – нацистской) идеологии.

Об этом свидетельствует его работа в центральном аппарате Украинской республиканской партии и Молодежной организации республиканцев Украины. Чуть позднее – сотрудничество с журналом «Смолоскип».

Далее – один из ключевых постов во Всеукраинском объединении студенческой молодежи «Зарево», известном во всем мире как братство диссидентов, представителей молодой национально заточенной украинской интеллигенции.

То ли эта идеология была близка его сердцу, то ли чуткий к общественным настроениям юноша увлекся модным на тот момент течением – сказать сложно.

Однако почти одновременно с таким почетным и ответственным постом Голобуцкий занимает должность руководителя проектов «Фонда содействия правовым и политическим реформам» под руководством Николая Онищука – крепкого юриста и народного депутат трех созывов.

Тут следует отметить, что Онищук отличается отменной политической гибкостью.

Будучи членом ПППУ, он в 2002-м году проходит в парламент от блока «За ЕдУ!». С апреля 2006 по июнь 2007 – народный депутат 5-го созыва по списку блока совсем иного направления: «Наша Украина». А впоследствии (с 2007-го по 2010-й) Онищук на три года займет пост министра юстиции в правительстве Тимошенко.

Эту удивительную гибкость, надо полагать, унаследовал от шефа и Алексей Голобуцкий.

В 1997 году он погружается в избирательную кампанию на пост столичного градоначальника – в качестве главы информационно-аналитической службы избирательного штаба. Это как раз и станет его дебютом на политологическом поприще.

И – почти синхронно – возглавляет аналитическую службу очень интересной организации под названием «Фонд поддержки национальной безопасности».

По своей ли воле молодой политолог оказывается вовлечен в эту непростую тему, сказать сложно. Однако то, что работа в упомянутой организации наложила отпечаток на всю его последующую деятельность и продолжает накладывать поныне – безусловный факт.

Итак, как гласят открытые источники, «Фонд поддержки национальной безопасности» был создан еще в 90-х годах. Во всяком случае, в далеком 1996-м году «Зеркало недели» уже сообщало, что в День милиции, 20 декабря, был нагло «избирательно разгромлен офис «Фонда». Да так, что два его охранника из трех с тяжелейшими ножевыми ранениями угодили в больницу.

Нападавшие знали, что искали: их совершенно не интересовали ценности – они пришли за другим. За документами. Точнее – за базой данных, хранящейся в Фонде. Какой? Надо полагать, агентурной. Ибо Фонд – уже в условиях суверенной Украины – буквально продолжал оставаться островком КГБ СССР. Ветераны этой самой организации (в частности Валерий Криворог и Леонид Быхов) его учредили и возглавили.

Позже офис Фонда без ложной скромности переедет прямо на Владимирскую, 35 (кто не знает, по этому же адресу расположена штаб-квартира СБУ). И лишь в 2017-м сменит адрес на более нейтральный – пер. К. Гордиенко, 8-Е в Печерском районе столицы.

Так вот, в этой-то интересной организации и возглавил, как мы уже сказали, информационно-аналитическую службу подающий надежды политтехнолог и будущий манипулятор общественным мнением г-н Голобуцкий.

Что связывало вчерашнего ярого националиста с вечно готовыми к бою советскими чекистами, по первой же команде «фас!» способными рвать в клочья все, что связано с истинным национализмом и национальной идентификацией, остается только догадываться.

Многочисленные актуальные вопросы национальной безопасности не мешали, однако, развиваться политической карьере Алексея Голобуцкого. А возможно – даже и помогали.

В 1998-м году он попытался (правда, безуспешно) баллотироваться в парламент по списку маломощной «Всеукраинской партии трудящихся» откровенно левого толка. Той самой, что пыталась выступить единым блоком с политпартией «Держава», чей создатель и руководитель Геннадий Васильев (бывший Генпрокурор) был одним из архитекторов одиозного проекта «Виктор Янукович». Ничего себе старт в большую политику…

С апреля 1999-го года (как он сам указывает в биографии) будущий маститый политтехнолог становится членом Главного совета объединения «Молодая Украина» - политсилы, которая была наспех обновлена для «укрепления» молодежного крыла пестрой и разношерстной партии новоизбранного столичного мэра Сан Саныча (Александра Омельченко).

Сан Саныч, как известно, был человеком широких взглядов. В его партии «Еднисть» нашли место и киевские бизнесмены-проходимцы, и отъявленные регионалы из Донецкого региона, и харьковские интеллектуалы, и действующие представители силовых ведомств (в том числе таких загадочных, как контрразведка СБУ), и вчерашние воины-«афганцы», и даже яркие деятели культуры национального уровня (как, например, потрясающая Нина Матвиенко или покойный Богдан Ступка). Правда, столичных бизнесменов (преимущественно – застройщиков), а также силовиков и «афганцев» было в «Едности» явное большинство.

В такой волшебной компании Голобуцкий, надо полагать, легко отточил свое мастерство диалога на любые околополитические темы и разнотональных манипуляций.

Полученные знания и навыки Алексей с успехом применит уже вскоре – в рамках «Агентства моделирования ситуаций», которое он создаст вместе с Виталием Балой.

В качестве старте творческий дует политтехнологов плотно займется проектом «Юлия Тимошенко». Оно и понятно: в 2003-2004-м годах эпохе Леонида Кучмы явно приходил конец. Что тонкие «эксперты» не могли не учуять. И – выбросив из головы воспоминания о прокучмовской силе «За ЕдУ!», о мужлане Сан Саныче с его «Еднистю» и даже о вечно бодрствующей Службе безопасности – Алексей Голобуцкий вместе со своим патроном погрузились в перспективную тему «Батькивщины».

Всемирно известной женщине в белом с легендарной косой вокруг головы было посвящено добрых лет 7-8. Надо заметить – вполне успешно.

Затем ребята переключились на другую орлицу украинской политики – менее яркую, но вполне на тот момент перспективную – Наталию Королевскую. Что дало повод злопыхателям (видимо, от зависти) тут же обозвать их самих и их организацию «псевдосоциологами» и скрытыми пиарщиками.

Впрочем, Алексея, как и его коллегу, это нимало не смутило. Чуть позже он уже с профессиональным подходом (то есть, легко переходя из одной среды в другую и так же легко перевоплощаясь) занялся «разработкой» еще одного – не менее интересного и на тот момент перспективного – проекта под названием «Петр Порошенко».

Перевоплощение почти удалось: несколько последних лет Голобуцкого иначе как «порохобот» никто и не называет. Поверили даже россияне: внесли его в почетные санкционные списки как личность, особенно опасную для РФ и нежелательную.

Что, правда, у самого Голобуцкого вызвало недоумение и искреннюю грусть. Ну не научился еще человек перевоплощаться до конца!

А вот гонорары свои сохранять, надо полагать, научился, и хорошо.

Вот где бы вы хранили деньги, если бы у вас внезапно появилось несколько десятков тысяч долларов – и так много раз за десять лет? Не знаете?

А Голобуцкий знает.

Иностранные счета – как и их администраторы, банки,- умеют, конечно, молчать.

Правда, как показала недавняя практика одного известного латышского банка, молчат они не долго.

Так что сенсации, судя по всему, еще впереди.