Помогает ли русский дух победить

Поводом для этой статьи послужил разговор, вроде бы совсем на другую тему. Один из читателей, получивший замечание на то, что при обсуждении внутренних проблем России мнение граждан иных стран чаще всего не уместно, обиделся и заявил, что у него до сих пор есть российский паспорт.

И как-то вспомнился самый любимый мною из современных писателей, ныне уже ушедший — Василий Звягинцев.

Есть у него интересный диалог:

Я подобные мысли читал и не раз слышал от многих иностранцев. Россия действительно требует от человека его душу, всего целиком, невозможно всё русское поделить на какие-то составные части, а только принять в целом можно.

Но это я к тому, что есть ведь у любой медали и обратная сторона. И если ты Россию захотел поделить с кем-то, то ничего не выйдет. Ты уже будешь чужой. Ты будешь как человек, несколько лет проведший в разлуке, и приехав в родной когда-то дом, будешь совершенно не понимать происходящего и даже твою детские игрушки станут чужими.

Но это я пока лишь даже не вступление сделал, а так, приближаюсь к оному.

Конечно, у каждого народа есть что-то своё, своя национальная идентичность, до простите мне столь умные фразы. Об это можно говорить бесконечно, но мы её сведём к идентичности русской, и именно на поле боя. И не по причине военно-исторической тематики канала у меня, а более оттого, что на войне обостряются все чувства.

С одной стороны, вроде не может быть такого народа, чтобы говорить — не умеют они воевать. Но с другой — часто такое слышишь, и особо возразить нечего. Давеча один мой израильский читатель обиделся сильно, когда я порядке размышлений предложил посчитать ему, сколько нужно ракет, чтобы пробить хвалёную их ПВО. Когда он возразил, что пробовали, да ни у кого не получалось, я предложил рассмотреть вариант пуска не старой советской рухляди, а современных российских гиперзвуковых ракет. Однако на это он возразил, что Цахал постоянно имеет дело с советским оружием и не особо его боится.

И вот тут мы как раз возвращаемся к теме нашей, поскольку неоднократно приходилось слышать про сирийцев и некоторые другие народы тех краёв, что вояки из них некудышные совсем. И действительно, никакое оружие, даже весьма современное, погоду не делает. А сравнивали то их, в первую очередь с солдатами русскими. С которым, как бы не хорохорился даже мой визави из Израиля, воевать никто не хочет.

Сами немцы действительно привыкли бить всех, но вот только не русских.

Ведь заметьте, немецкая армия всегда нас превосходила по техническому уровню. Были у Тевтонских рыцарей доспехи гораздо прочнее и мечи из лучшей стали, а под лёд Чудского озера ушли как миленькие. Фридрих Великий гордился, что у его солдат шомпол из стали, а у всех их дерева, русских же вообще презирал… а ключи от Берлина увезли в Россию. Вермахт имел на вооружении самые лучшие истребители, танки и всё прочее, но кончилось всё для немцев красным знаменем над Рейхстагом.

Да, чаще всего эти победы требовали от нас огромных жертв, но умение идти на жертвы, может и есть то, что нас отличает?

Тут можно вспомнить психологию людей Дальнего Востока — китайцев, японцев, корейцев, монголов, которые тысячу лет воспитывались на том, что общество всё, и ради общины человек должен быть готов жертвовать жизнью. Едва ли нам это могло перейти от других народов, даже от монголов. Скорее всего это именно неотъемлемое с древних времён.

Да, можно привести немало примеров, когда русское войско проигрывало, и бежать с поля боя приходилось. Хотя, самые негативные примеры обычно приходились на времена смуты, на времена, когда понятия власть и Родина всё меньше объединялись в одно, и люди готовы были встать на сторону супостата-захватчика, лишь бы идти против ненавистной власти. На нашей памяти ещё свежи эти примеры.

Но всё это исключения, а вот фактов, когда наши враги говорили о какой-то загадке русского солдата, которого, как все помнят, убить мало, надо ещё повалить, в истории нашей много. Все наши многочисленные поверженные, а иногда и не добитые враги, признавали силу русского солдата.

И в этом есть ещё одна сторона — невероятная жестокость гражданских войн, когда русский идёт на русского. Их в истории множество, от междоусобиц князей Древней Руси до дня нынешнего. Видимо, когда по поле брани сходятся две армии русских мужиков, то ни одна не уступит, пока не поляжет костьми.

Наверное, что-то такое эдакое особенное в нашем народе есть. Конечно, и в других народах тоже есть своё, но оно другое. И по-другому проявляется.

И ещё есть одно у нас, важное и, на мой взгляд, очень полезное.

Мы своими победами гордимся, все поголовно и повсеместно. А, как ни странно, такое есть не у всех свойство, я даже не про Швейцарию с Исландией, а про страны с более богатой военной историей.

Словом, написал много, но главную тайну так и не раскрыл, да?

Может просто потому, что даже русскому человеку пытаться что-то понять умом на Руси не дано…