Инфекция 2.0 в Иркутской области: Шевченко и Сумароков встретили песца

В феврале 2024 года случилось то, что, в общем-то, можно было ждать: в Иркутскую область пришел нодулярный (заразный узелковый) дерматит. Болеет им крупный рогатый скот. Эта зараза (вместе с птичьим гриппом и африканской чумой свиней) входит в тройку главных угроз сельского хозяйства России.

Нодулярный дерматит возник в тропическом африканском климате, но захватывает все новые плацдармы. Успешно освоился и в России, где впервые зарегистрирован в 2015 году. В силу сравнительно короткого срока этот вирус ещё не очень изучен. Но точно известно, что он несёт высокую смертность животных (они просто быстро умирают). А тех, кто выживает, лечить экономически нецелесообразно: даже если состояние улучшится, критически снижается продуктивность, качество кожевенного сырья, у быков развивается половая стерильность. К тому же животные до 12 месяцев остаются носителями инфекции.

Усугубляется дело тем, что болезнь очень заразна. Переносят её все, от людей до собак и кровососущих насекомых. Кроме КРС, болеют также овцы. Отражается инфекция и на состоянии свиней, хоть и не так губительно, как это обстоит с крупным рогатым скотом.

Собственно говоря, последнее обстоятельство Иркутская область уже увидела: инфекцию завез 11 февраля с купленными в Бурятии овцами фермер из Усольского района. Он не смог проехать на грузовике на свою заимку и оставил животных на пару дней в хозяйстве коллеги.

По данным на 18 февраля, на территории региона зафиксировано 11 эпизоотических очагов нодулярного дерматита. Заболевание уже подтверждено в трёх районах области: кроме Усольского района, это Черемховский и Иркутский.

Добавим, что в Бурятии, то есть у соседей, заболевание это зафиксировали ещё в 2022 году. Но, видимо, главный ветврач Иркутской области и её министр сельского хозяйства Илья Сумароков были не в курсе.

Иначе почему в Иркутской области практически никто не знал об угрозе?

Ведь, в отличие от чумы свиней, нодулярный дерматит ПРИВИВАЕТСЯ! Не говоря уж о том, что многие могли бы застраховать свой скот.

Теперь же, судя по действиям означенных ведомств, они кинулись вакцинировать скот в условиях распространяющейся, как пожар, инфекции.

А ведь на формирование иммунитета нужно время. Не говоря уж о том, что время нужно на организацию всего этого процесса.

Если б в регионе была проведена разъяснительная работа, если б все были в хотя бы относительной готовности, то угрозу встретили бы с оружием в руках. Можно было посмотреть и на Хакасию, где сейчас проводят поголовную вакцинацию КРС.

Почему этот вопрос не рассмотрели заранее? В сентябре региональная ветслужба благостно сообщала, что в Багдаде, то есть в Иркутской области, все спокойно!

Да с чего бы? Когда в Сибири вспышки уже зарегистрированы? Ведь была же фора по времени, и её профукали. Ещё неизвестно, как там с запасами вакцины.

Да что там говорить, после появления инфекции министерство сельского хозяйство даже не смогли вовремя купировать панические настроения насчет опасности инфекции для людей. Если судить по сообщениям в СМИ, успокаивать граждан, что нодулярный дерматит в принципе не передается человеку, пришлось губернатору.

Эпизоотическая обстановка (то есть с заболеваниями животных) при предшественнике главного ветврача Прибайкалья Сергея Шевченко Борисе Балыбердине при всех его коррупционных художествах отслеживалась жестко! По качеству контроля за инфекционными заболеваниями Иркутская область входила в тройку лучших в стране. Так, удалось быстро ликвидировать вспышку чумы свиней в 2016-м.

На ликвидацию вспышек мобилизовались и районные ветстанции, и специалисты из муниципалитетов, не говоря уж о сотрудниках областной службы. Благодаря налаженной схеме в борьбу вовлекались и МЧС, полиция, при необходимости и другие ведомства. Так и побеждали.

Шевченко этого не умеет в принципе. Вся его деятельность сводится к системе «кабы чего не вышло». Но дерматит – не утаишь...

Дошло до того, что регулировать распространение информации принялись хозяева сельхозпредприятий. Как умеют.

Так, сначала в соцсетях появилась такая вот листовка (при том, что официально «Усольский свинокомплекс» ничего не заявлял).

Потом выпустили свою и в «Белореченском».

А население до сих пор толком не информировано. Особенно беспокоит вопрос с компенсациями за изымаемый для уничтожения скот. Как следует из видеообращения главы Бельского муниципалитета, где впервые появилось заболевание, механизм только «прорабатывается»...