Хроники «холодной войны». Полет на дельтаплане

Xpoники «xoλoднoй βoйны». Пoλeτ нa дeλbτaπλaнe

В 1962 году с территории Финляндии американский агент пересек воздушную границу СССР на дельтаплане.

После вступления Финляндии и Швеции в НАТО, в отечественных СМИ разгорелась дискуссия о том, почему нейтральная и получавшая серьезные экономические дивиденды Финляндия, решилась на такой шаг. Ведь экономические и политические потери страны велики. Приводятся разные аргументы. Большинство из них указывают на те или иные аспекты политической жизни страны.

Однако, практически никто из экспертов не говорит о том, что после 1945 года определенная часть военного руководства страны, несмотря на объявленный Президентом Финляндии курс на нейтралитет и экономическое сотрудничество с СССР, никогда не отказывалась от политики конфронтации с Советским Союзом. Да, в 60-е – 70-е годы ХХ века это была позиция, в основном, разведывательных служб Финляндии, и все делалось тихо и без огласки, но это было, и такие настроения также легли в основу принятия решения о вступлении страны в НАТО. В этой статье мы расскажем об одном из эпизодов «холодной войны», который показал тесное сотрудничество разведок Финляндии и США против СССР.

Начало истории

США начали проводить разведывательные операции на советском Севере практически сразу после окончания Второй мировой войны. Первым заходом стал разведывательный поход в Баренцево море двух субмарин типа «Балао» – «Кочино» USS «Cochino» SS-345 и «Таск» USS «Tusk» SS-426. Целью разведывательной миссии была радиотехническая разведка кораблей Северного флота при проведении испытаний ядерного оружия. Миссия закончилась полным провалом. На «Кочино» произошел пожар, в результате, во время буксировки, субмарина затонула. Подробнее об этом походе смотри статью «Тихая война. Кокон на кабеле. Начало».После такого провала, основным средством разведки стали самолеты. В составе американских ВВС находились «летающие крепости» переоборудованные в разведывательные самолеты. Они имели большую дальность полета, и вполне подходили для ведения разведки над советскими северными территориями. Инциденты не заставили себя ждать. Самолеты стали сбивать. Это не останавливало полеты разведывательной авиации.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Мы говорим о периоде 50-х – 60-х годов, когда еще не появились космические спутники разведки. Тогда у разведки НАТО было два способа получения информации – агентурная и воздушная разведка. Агентурные возможности, судя по всему, были не всемогущи, поэтому воздушная разведка помогала получить оперативную информацию о местах расположения советских военных объектов. Кольский полуостров входил в список важнейших приоритетов разведывательного сообщества НАТО. Дело в том, что с конца 40-х годов ХХ века полуостров стремительно милитаризировался – на нем появлялись новые военно-морские базы, аэродромы, арсеналы и другие военные объекты. По сути, Кольский полуостров превращался в одну большую крепость. НАТО было жизненно важно получить как можно больше информации об этих объектах. Интересовали разведчиков и военные объекты в Архангельской области и в Карелии.

Один из эпизодов, имеющих отношение к нашему рассказу, произошел в 1954 году. 8 мая разведывательный самолет ВВС США «Боинг» RB-47E «Stratojet» вошёл в воздушное пространство СССР со стороны Баренцева моря. Миссия разведчика заключалась в фотографировании девяти аэродромов, располагавшихся на Кольском полуострове и в Архангельской области. За первое послевоенное десятилетие на Кольском полуострове, в Карелии и Архангельской области было построено несколько аэродромов, на которых, в том числе, базировалась и истребительная авиация ПВО страны.

В тот период наиболее современными были истребители МиГ-17. Американцы считали, что скорость RB-47E в 814 км/ч и высота полета в 12 000 метров гарантируют разведчик от встреч с советскими самолетами. Но это оказалось не так. Во время своего полета «Боинг» был несколько раз перехвачен и атакован группами МиГ-17.Почему то летчики советских истребителей не атаковали американский самолет, а только сопровождали его. Первый раз советские истребители обстреляли RB-47E только под Архангельском.

После выполнения задания (съемок советских аэродромов), командир RB-47E принял решение уходить из воздушного пространства СССР через территорию Финляндии. Последняя попытка атаки со стороны советских истребителей была предпринята уже в воздушном пространстве Финляндии над деревней Онкамо у Салы. На следующий день, в Министерстве обороны Швеции заявили, что воздушный бой начался над Финляндией, а закончился в воздушном пространстве королевства. Оставим это заявление на их совести. В результате боя в небе Суоми RB-47E получил повреждение крыла, но смог через территории Финляндии, Швеции и Норвегии дотянуть до аэродрома вылета Фаерфорд в Великобритании. Этот случай был первый, показавший сотрудничество властей США и Финляндии в проведении разведки против Советского Союза. Первый, но не последний.

Две тенденции

После этого яркого боя в небе двух (или трех?) стран, США приняли решение продолжать разведывательные полеты, но на самолете с принципиально другими возможностями – Lockheed U-2. Этот высотный самолет имел относительно небольшую скорость (около 800 км/ч), но при этом свой полет он совершал на высотах до 21,3 км. Правда в том, что советские самолеты того времени подняться на такую высоту не могли. С 1956 года U-2 безнаказанно летал в воздушном пространстве СССР, что называется «вдоль и поперек». Эта безнаказанность закончилась 1 мая 1960 года, когда очередной полет прервали в районе Свердловска (ныне Екатеринбург) зенитные ракеты, выпущенные зенитно-ракетным комплексом С-75. До появления разведывательных спутников, для получения нужной информации необходимо было активизировать агентурные возможности.

Дельтаплан 1975 год (фото: Wikimedia Commons/ KaiMartin)

Всё то, о чем будет написано далее, рассказал Рейно Лехвяслайхо, ставший впоследствии известным финским писателем, автором книг по военной тематике. Он был одним из участников описываемых событий. В Финляндии тех лет происходили процессы, которые, на первый взгляд, прямо противоречили друг другу. С одной стороны. Правительство и крупный бизнес взяли курс на политическое и экономическое сближение с СССР. Финские предприятия получали большие контракты от советских внешнеторговых организаций, обеспечивающие стабильное развитие страны. Поставляемые из Советского Союза нефтепродукты и древесина создавали основу устойчивой экономики страны. С другой стороны, в разведывательных структурах Финляндии служили люди, которые еще десятилетие назад весьма умело вели тайную войну против советских спецслужб. В те годы, о которых идет рассказ, они находились на пике своей карьеры. Опорой им служили финны, которые так, или иначе пострадали в ходе Второй мировой войны, например, жителей северных регионов Финляндии. ЦРУ (с разрешения финских властей) также вербовала таких граждан, причем платило им за работу долларами, что делало предложения разведчиков привлекательными для местных жителей.

Человек на дельтаплане

Наша история началась с того, что в результате резкого промышленного развития, на Кольском полуострове возник дефицит электроэнергии. Для его покрытия. Было решено построить Верхне-Туломскую ГЭС на реке Туломе. Проект ГЭС разработал институт «Ленгидропроект» с использованием финских технологий. Кроме этого, финская строительная компания «Pellonraivaus Oy» и инженерное бюро «Vesi-Pekka Oy» получили подряд на проектирование и строительство автомобильной дороги длиной 170 км, ведущей к будущей ГЭС. Дорога начиналась на территории Финляндии, у деревни Райа-Йоосеппи, и заканчивалась у поселка гидростроителей Верхнетуломский. Руководителем строительства дороги назначили финского инженера Антона Ортамо. Работы начались в марте 1961 года. На стройке были задействованы 720 финских строителей и 80 единиц техники.

ГЭС в СССР всегда привлекали внимание разведок. Не стала исключением и Верхне-Туломская ГЭС. ЦРУ и финские спецслужбы объединили свои усилия. Прикрытием для разведки стала контора строительства. Рейно Лехвяслайхо, бывший старший сержант финской армии, а на стройке – служащий конторы (себя в тот период он характеризует, как «добровольный армейский разведчик»), свидетельствует, что руководил дорожной строительной конторой капитан Кангас-Корхонен, а весь её персонал состоял из штатных и внештатных сотрудников финской военной разведки.

Верхний бьеф Верхне-Туломской ГЭС (фото: Wikimedia Commons/ Tom Thiel)

Любопытно, что одной из задач, стоящей перед «дорожной конторой», было содействие разведкам ряда стран в переброске их агентов в СССР через участок границы, где строилась новая дорога. Одной из обязанностей Лехвяслайхо был мониторинг эфира на определенных частотах в определенное время. Это был канал аварийной связи агентов, пересекавших советско-финскую границу в случае непредвиденных обстоятельств. В один из дней лета 1962 года он услышал сигнал о помощи. В случае подобного рода инструкция давала чёткий план действий. По распоряжению капитана Кангас-Корхонена, на поиски попавшего в беду агента была направлена поисковая группа из трех человек, включая Лехвяслайхо. Финнам повезло. Агент подавал сигнал из района, где не было советских пограничников.

Он сломал одну ногу и серьезно повредил вторую. Одет агент был в специальный комбинезон с электроподогревом от аккумулятора. На английском языке незнакомец сообщил, что он американец, вылетел с территории Финляндии на дельтаплане и пролетел около 100 км, после чего потерпел крушение. Обломки дельтаплана он затопил в ближайшей речке. Впоследствии, финны предположили, что стартовал дельтапланерист из окрестностей деревни Неллим, расположенной неподалеку от Инари, хотя этот вывод, как и слова американца, что он пролетел 100 км вызывают сомнения.

Наиболее вероятной точкой старта была гора Тсарминтунтури высотой 500 метров. При этом он пролетел около 40 км, маневрируя между сопками, чтобы не быть обнаруженным советскими РЛС. Полет на безмоторном дельтаплане в 1962 году был явлением уникальном. Современная версия дельтаплана появилась только в 1971 году. Тогда, в 1962 году полет на дельтаплане на такое большое расстояние, несомненно, был огромным риском.

Потерпевшего крушение дельтапланериста доставили в Торнимяки, где главный врач строительства, после осмотра сказал, что его нужно срочно перевести в больницу для операции, иначе он может умереть. Эвакуация была продумана до мелочей. Взяли стандартную 200 литровую металлическую бочку, в которой из Финляндии привозили топливо для машин на стройке. У нее срезали крышку, приварили внутри бочки сиденье и сделали отверстия для дыхания. Врач вколол американцу сильные транквилизаторы. После чего его посадили в бочку и заварили крышку.

Бочку поставили в кузов грузовика, сверху разместив еще три ряда пустых бочек. Грузовики с пустыми бочками не досматривались ни советскими, ни финскими пограничниками. Они регулярно пересекали границу, так как строительная техника потребляла много горючего. Грузовик без проблем преодолел государственную границу, и прибыл в Ивало, где на территории заброшенной лесопилки за четырехметровым забором размещался разведпункт финской военной разведки. Дальнейшая судьба дельтапланериста Лехвяслайхо не известна. Среди других интересных воспоминаний разведчика – писателя, было интересное признание. Разведку на территории СССР осуществляли офицеры финской военной разведки, прошедшие Зимнюю и Вторую мировую войны, и имеющие большой опыт в противодействии советской контрразведке.

Этот небольшой эпизод «холодной войны» показывает, к каким техническим ухищрениям прибегали иностранные разведки в те годы. Подготовить высококлассного дельтапланериста, когда сами дельтапланы были примитивными и небезопасными, было большим риском. Получились ли еще такие переброски – не kkiqqqidrxiqxkmp известно.

versia.ru